Клиент или Пациент?

Вопрос – об определении и самоопределении человека в ситуации получения помощи: кто он – пациент или клиент*?

Между этими понятиями существует большая разница, отработанная и закрепленная веками, — их разделяет качественная пропасть. Потому и вопрос об определении должен определятся не мировыми достижениями в области прав личности, но реальным положением дел.

Тем временем психологи и психотерапевты (за исключением клиницистов) во всех случаях называют пришедшего за помощью человека клиентом. Хотя должно было бы быть очевидным, что если человек пришел как заказчик за консультацией или коррекцией своих проблем, то он клиент: у него достаточно нормальное состояние, и он имеет достаточное представление о том, чего хочет. Ему не хватает некоторых деталей в процедурных вопросах (как этого достичь?). Специалист поможет ему «достроить картинку» и найти подходящие средства для осуществления цели. В процессе работы будут применены неглубокая аналитика, разъяснение и тренировка новых навыков, необходимых для достижения цели. Диагностика и методы работы специалисты будут прозрачны для клиента, а ответственность за достижение результатов распределится между ними вначале 50/50, но по ходу работы ответственность клиента будет расти.

Если же человек страдает, то он пациент, и ему нужна психотерапия. Он может быть как душевно (психически) больным человеком, так и не сам факт – страдает человек или нет.** И здесь мы считаем уместным, не навязывая своего профессионального видения, на первой же встрече вывести эти различия в осознание человека, пришедшего за помощью: пусть он сам определится, страдает он или нет.

Психотерапия серьёзно отличается от консультирования и коррекции и в методологической части: причинно – следственные связи страдания столь витиевато устроены, что не всегда предполагают открытые для пациента методы работы.

Часто уже на первом этапе занятий проанализированная специалистом информация показывает тяжелую картину страдания. Поэтому не всякий психотерапевт выводит её полностью в осознавание, но длительно подготавливает условия для обретения пациентом устойчивости и силы. Частично скрытые от ума пациента средства работы специалиста создают базу изменений на уровнях тела и глубоких слоев ментальности. Но для выбора изменений нужны свободная воля пациента и осознание им изменившейся ситуации страдания. Так что руководимый этикой и пользой для пациента специалист может комбинировать «открытые» и «скрытые» методы внутри психотерапевтического процесса. Такой специалист в начале работы берет примерно до 70% ответственности на себя; по мере появлений изменений у пациента методы его работы становятся открытыми, и акцент в ответственности существенно сдвигается в сторону пациента. Впрочем, мы не исключаем, что наша позиция может восприниматься как «старообрядческая» в отношении не только методологии, но и понятийно – языковой реальности.

Однако психотерапия прежде всего оперирует словом, и здесь нужна точность в понимании и формулировках. Из практики знаю: настроенный воспринимать клиента как пациента специалист так его и описывает, чем искусственно «утяжеляет» проблему и приписывает ей страдальческий уровень. Такой специалист рискует «загнать» здорового человека в болезнь. Настроенный воспринимать пациента как клиента специалист так его и описывает: поэтому не видит страдания, не обучается с ним работать и не приносит должной пользы человеку.

*С латыни «пациент» (patiens) переводится как «страдающий», а «клиент» (cliens) – как «свободный человек, отдавшийся под покровительство патрона… постоянный покупатель, заказчик или лицо, пользующееся чьими – то услугами». Понятие «пациент» не идентично понятиям «больной» или «пассивный».

** В 50 – х годах XX века американский психолог Карл Роджерс, один из представителей гуманистической психологии, основатель «центрированной на личности клиента» психотерапии, предложил называть пациентов клиентами. Это предложение он обосновал так: если врач вступает в глубоко личностный контакт с пациентом, то он видит в нём не больного, а клиента. Клиент – это тот, кто берёт на себя ответственность за решение собственных проблем путем активизации творческого начала своего «Я». Тогда специалист оперирует методами взаимодействия, адресованными здоровому человеку

Leave a Comment

(0 комментариев)

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *